Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Quaerite et invenietis
RAnMA ФxТАГАН'е! > Рекреация :) > Игры > D&D
Angeldv
- Чего ты хочешь?...
Этот вопрос появился в голове из ниоткуда. Просто пришел и поселился, мягко и ненавязчиво напоминая о себе в периоды раздумий. В сотый раз отвечая на него, я все равно чувствовал, что чего-то не хватает, какая-то недосказанность свербела где-то на бритом затылке, барабанила по нему десятком лапок кобольдов. Я чувствовал, как что-то невидимое ускользает от меня и все мои познания в тайных науках, увы, не могут мне помочь.
Казалось бы, все просто. Я хочу помогать людям. Причем во всем. От рубки дров для немощной старушки в обветшалой хижине до изгнания астральных демонов и пришельцев иного плана. И, думая об этом, я опять понял насколько, увы, малы мои знания окружающего мира. Как говорят священники Пелора, - Свет бывает и от рассвета, и от костра. В сонме богов, окружающих наш мир, никогда не угадаешь, чья длань протянулась к тебе в этот момент и водит тобой, как марионеткой. По своему ли зову сердца идешь ты сейчас в бой или кто-то великий и неведомый ведет тебя только ему одному известными тропами. Быстроногий Фарлангх или Хохотушка Олидамарра, Суровый Кутберт или Мрачный Незулл. Кто из них стоит за твоей спиной сейчас и безмолвно вершит свое правосудие?
Пока был жив отец, мы часто беседовали об этом. Это был удивительный человек и поистине огромными возможностями. Он мог чувствовать изменения в погоде, сидеть на самой верхушке дерева не шелохнувшись даже во время сильного ветра; он мог выйти один против десятка закованных в латы воинов и победить; оставаться невредимым под градом стрел будучи в простой крестьянской рубахе вместо доспеха. У меня просто захватывало дух от такого, а наши беседы практически всегда начинались с одного и того же вопроса:
- Почему с такими силами он не пошел бороться со злом, которого хватает в нашем мире?
Иногда он улыбался, иногда хмурился, но всегда ответ его сводился к одному и тому же:
- Каждый человек сам кузнец своего счастья. Каждый сам выбирает себе судьбу и следует по ее зову. Крестьянин, погибший во сне во время набега гоблинов, вполне мог бы стать паладином и сложить голову в одной из бесконечных и великих войн. Смерть от ядовитого яблока или отравленной стрелы, солнечного удара или абордажной сабли. Эти люди сами захотели для себя такой доли. Боги? Да, бесспорно, они есть и иногда являют свою силу. Но большей частью им нет дела до нашего мира. И надеяться в первую очередь надо на самого себя.
Спустя годы, я убедился в правоте его слов. Я видел священников, изгонявших ужасных созданий из этого мира, которые потом спотыкались и ломали себе шею. Видел сумрачных адептов Векны и Ви Джас, которые покоряли целые города, и потом были пожраны своими собственными созданиями. Видел воинов Мстительного Кутберта и Блистательного Хайронеуса бесстрашно идущих в бой с противником намного сильнее их. Где были их боги в этот момент? Я не получил ответа на этот вопрос и по сей день. Но все равно не терял времени зря. Одно я усвоил четко: чтобы помогать людям, нужна сила и знания. В своих путешествиях я пытался совершенствоваться в обоих направлениях. У клериков Пелора обучился врачевательству, варварские последователи Корда закалили мое тело, в башнях вели мы долгие беседы со сторонниками Боккоба. Изучая тексты прошлого и настоящего, я сделал для себя основной вывод. Боги помогают только тем, кто может сам постоять за себя. Это в чем-то очень по-человечески, - являть свою силу только тем, кто может, используя ее прославить тебя еще сильнее. Надеюсь, никто из богов не смотрит сейчас через мое плечо, а если и так, то только улыбается, как делаю сейчас это я. Я нашел свой ответ и свой путь. В дорогу.

Такой-то день такого-то года
пригород Лэшвиля.
Гаспар Искатель


- Какой живучий попался еретик, ишь… ни каленое железо, ни святая купель – все нипочем. Сразу видно нечистая сила ему помогает. Ну да ничего, и не таких на свет Пелоровый выводили.
Кряхтя, дварф отошел в угол маленькой мрачной каморки и принялся греметь «инструментами».
- А ты, брат, поди впервой на экзекуции? Побледнел весь аки лик господа в зените.
- Да, брат, как-то раньше не доводилось. – Гаспар сглотнул и отвел взгляд от темной обмякшей фигуры.
- Ну тык сам же вызвался. Вообще обычно на них и глядеть то не разрешают. А тут эвона, поговорить удумали. Ну да брату Тосси виднее. Раз разрешил, значит дело нужное. Я пока, значится, пойду инструментики подрехтую слегка, а ты вот и поговори, коли надоть.
Дварф поднял огромный дребезжащий чан и мелкими шажками принялся протискиваться в узенькую дверку камеры.
- Ты, если чего, кричи, не стесняйся. Я рядом буду. А то как бы чего не вышло. Они же ушлые не дай бог. Насилу поймали. Уйдет - брат Тосси голову снимет. А чем тогда Тарк эль пить будет? Нет уж, увольте…
Продолжая бормотать себе под нос, дварф наконец протиснулся в дверь и, громко топая, направился по коридору к караульной.
-Пить… - донеслось из-под черного капюшона. – Воды…
Гаспар поднялся, проворно достал из-под рясы фляжку и приложил ее к губам распятого. Или к тому, что от них осталось. «Безумный еретик, поклоняющийся исчадию тьму и надлежащий быть схвачен и казнен в кратчайшие сроки, как не подверженный перевоспитанию и искуплению…». Кажется, так значилось в приговоре. Здесь, в святая святых небесного владыки Пелора, любая другая религия автоматически делала ее сторонника врагом №1. И уж тем более не жаловали тут слуг Нерула и Ви Джас. Адепт последней сейчас жадно глотал из фляги воду, возможно последний раз в своей жизни.
- Наверное, вы действительно сумасшедший.
Приговоренный, наконец, оторвался от фляги и жадно облизнул разбитые губы, слегка кривясь от боли растревоженных ран.
- Прийти сюда, откуда для вас нет возврата…зачем?
- Конечно, я безумен. – субъект в капюшоне говорил на Всеобщем с еле уловимым акцентом. – Можете считать это попыткой покончить жизнь самоубийством. Но если вы действительно хотите поговорить об этом, то вам придется позаботиться о дварфе, который сопит за дверью.
За дверью сердито фыркнули, и раздался звук удаляющихся шаркающих шагов.
- Пусть они поймали и избили меня, но есть кое-что, что у нашего рода не отнять даже пытками.
Пленник откинул голову и из-под капюшона стало видно его лицо – когда-то наверняка красивое, теперь обезображенное шрамами, но все равно сохранившее узнаваемые черты.
- Эльф?!
- Удивлены? – он скривился. – Я думал, вы догадаетесь по тому, какого тюремщика ко мне приставили. Видите ли, наш народ всегда был не в ладах с этими забавными коротышками. Немного религиозного фанатизма и вуаля. При всем при том, что он кажется недотепой, дело дварф свое знает. Именно он смог выследить меня и организовать ловушку. И, естественно, не хочет упускать добычу. Так о чем вы, о чем вы, собственно, хотели поговорить?
Гаспар молчал, задумавшись. Пленник тем временем продолжал.
- Быть может об секретных и мощных артефактах Прядущей Смерть? Или же ваши вопросы касаются нашей расы и неподвластного людям долголетия? Дерзайте, ну же! Мне скучно.
- Вы правы, эти вопросы тоже есть в моем списке. Но не на первом месте.
- Надо же?! – Эльф выглядел искренне удивленным.- Что же тогда?
- Мне интересно, почему вы выбрали в жизни тот самый путь, которым идете сейчас.
- Мое иноверие?
- Именно.
- Скукота. Этот вопрос мне задавали уже дюжины ваших так называемых «святых отцов», и я отвечал на него дюжину раз.
- Так ответьте еще раз.
- Так я решил. Это мой путь. Достаточно?
Гаспар вздрогнул.
- Если можно, то немного поконкретнее.
- А вы полюбезнее здешних святош. Поконкретнее значит…хм…еще глоток воды, и я подумаю.
Гаспар снова протянул флягу к губам эльфа и наклонил ее. Тот жадно отхлебнул. Некоторое время они молчали. Взгляд эльфа затуманился и снова прояснился.
- Что вы знаете о Ви Джас?
- Богиня-Ведьма, она же - Рубиновая Чародейка, она же - Стражница Смерти. Покровительствует смерти и магии, связанной с ней.
- Вобщем-то верно. Особенно магии, а именно – некромантии. Можно встречный вопрос?
- Задавайте.
- Как вы считаете, жизнь справедлива?
- Жизнь – слишком сложная штука, чтобы нам дано было так рассуждать о ней.
- Я вижу, здешние аббаты над вами уже поработали. Разве так тяжело было сказать просто «я не знаю»?
- Извините.
- Так вот. На мой взгляд жизнь – очень несправедливая штука. А на ваш взгляд, мне видится, и подавно. Взять хотя бы сроки, отмерянные роду эльфов и роду людей. Сотни против десятков. Либо взять построение нашего с вами мира. Всегда есть кто-то, кто имеет власть и с ее помощью управляет другими. Разве это справедливо?
- Но общество нуждается в управлении. Если каждый начнет делать что ему угораздится, то наступит хаос!
- Но всегда ли правители достойны тех, кем они руководят? Всегда ли есть средства пробудить их разум, не рискуя потерять свой вместе с головой?
Гаспар молчал. Наклонив голову, он медленно мерял комнату шагами.
- Вы знаете, как называют Ви Джас ее последователи?
- Как?
- Хранительницей Равновесия.
- Поясните.
- Я думал вы уже итак догадались. Как бороться с несправедливостью, если уговоры и воззвания к разумности не имеют силы? Сторонники светло-добрых богов перед лицом отсутствия явного насилия будут вынуждены отступить и оставить все как есть. Ви Джас же приемлет смерть как универсальное и единственное решение! И там где бессильны ваши святоши, приходим не такие чистые как они – мы. И восстанавливаем Равновесие. Ну что, я уже не выгляжу таким отъявленным мерзавцем в ваших глазах?
По губам эльфа блуждала улыбка.
- Я и не говорил, что считаю вас таковым.
- Вот это да! Ну и слова от приверженца Пелора. Будьте аккуратнее с такими высказываниями. Эти темницы строили гномы, и, ручаюсь, понатыкали везде своих хитроумных штуковин. Как бы вам вместе со мной на костер не отправиться.
- Я – нейтральное лицо. Врядли мне что-либо будет угрожать.
- Ваше дело. К слову в некромантии, которую так яростно неприемлют местные «подсолнечники», если избавиться от условностей и предрассудков, есть много вещей, очень полезных в обычной жизни. Взять тех же зомби со скелетами. Чем не бесплатная рабочая сила? Есть, пить не просит, пашет круглые сутки. Так нет же, надругательство над могилами и таинством погребения.
Пленник сплюнул и отвернулся.
- На сегодня хватит. Идите и зовите того дварфа, замаялся поди уже. Может хоть он сегодня меня развлечет.
- Спасибо, до свидания.
- А вот это врядли. На рассвете меня казнят.


В таверне приятно пахло копченым мясом и специями. Одно из таких мест, где можно спокойно или не очень (по желанию) посидеть с пользой для тела и, как ни странно, души. Ибо такие местечки всегда изобиловали разного рода стихоплетами, рифмописцами и музыкантами с певцами. Заезжие и более менее известные личности, конечно, таверны не особо жаловали, однако сегодня хозяину заведения, похоже, улыбнулась удача. За одним из центральных столиков сидел светловолосый юноша, с аппетитом уплетавший баранью ногу, умудряясь при этом что-то увлеченно рассказывать, вставляя иногда отрывки из стихов и даже песен. Публика вокруг сидела, стояла, жалась друг к другу с открытыми ртами, слушая героические повести, романтические баллады и уморительные стишки. Этот человек определенно умел привлечь к себе внимание.
Но вот шум и суета слегка поутихли, время клонилось к ночи, и народ принялся расходиться: кто по домам, кто в караул. Зал медленно пустел. Спустя час в заведении осталось всего двое, не считая хозяина и прислуги – тот самый молодой парень и священник, молча просидевший весь вечер в углу. Бесшумно поднявшись, Гаспар направился к центральному столику. Юноша что-то увлеченно писал на пергаменте изящной перьевой ручкой. По столу были разбросаны какие-то фантастические обрывки и обломки, происхождение некоторых определить было попросту невозможно. Их все объединяло одно – они были полностью исписаны некрупным, но довольно разборчивым подчерком. И не смотря на это, далеко не все из написанного было понятно. На Всеобщем были разве что пара записей. Эльфийский и дварфийский, небесный и адский, даже орочий и гоблинский, а насчет остальных можно было только гадать. Вот эти плавные, как будто летящие, руны скорее всего принадлежали воздушному наречию. А эта маленькая аккуратная книжица, наверное, из дома какого-нибудь полурослика.
- Интересно? – спросил бард, не поднимая головы. То, что это был именно бард, у Гаспара не оставалось никаких сомнений. Взаправдашний мастер песни и слога сидел сейчас перед ним и, не отрываясь, продолжал писать.
- Безумно.
- Безумно?...хм…о, да!...или может быть самозабвенно? Впрочем – не важно.
Он, наконец, оторвался от своей рукописи и посмотрел на Гаспара. Красивое лицо, прямой нос и удивительно зеленые глаза. Этот человек определенно мог привлечь к себе внимание, даже не утруждая себя высоким слогом. Особенно внимание женской половины.
Юноша выглядел слегка удивленным. Пару мгновений он продолжал смотреть на Гаспара, а потом звонко рассмеялся.
- Вот это да! А я-то думал, кто же прячется весь вечер в этом темном углу. Не разбойник ли какой в надежде на поживу. Не знал, что у святых братьев такая легкая поступь, не знал. Ну чтож, садитесь. В конце концов, вы ведь по-прежнему можете оказаться разбойником, облачившимся в одеяние слуги Пелора. – зеленые глаза смотрели пронзительно и с насмешкой. Гаспар смутился.
- С другой стороны дети солнцеликого преуспели в борьбе с ересью больше других. А ношение священного одеяния без разрешения на то ордена, насколько мне известно, приравнивается к ней. Если вы и вор, то довольно бесстрашный, что само по себе заслуживает уважения. Давайте выпьем.
Парень подвинул Гаспару кубок с вином, а сам взял себе второй:

Страха тихие шаги
Под покровом тьмы зловещей
Солнце нас убереги
С неба своей силой вещей.

Гаспару показалось, что он услышал далекий раскат грома. Юноша осушил бокал и, тряхнув головой, снова уселся за стол.
- Спрашивайте. Вы ведь не затем просидели тут целый вечер, чтобы всего лишь выпить бокал вина в компании барда.
- Хм. Вы правы. Расскажите, в чем вы видите смысл?
- Смысл моих стихов и песен или вообще моего существования.
- А разве это не одно и то же?
- Уел, уел, святой брат – юноша вновь задорно расхохотался. – В этом вы безусловно правы. Душа и смысл жизни человека в его творчестве. Причем это применимо не только к людям моей профессии. Возьмите, например, кузнеца. Разве не встает он раньше птиц, не стучит пудовым молотом изо дня в день у раскаленного горна, разве не живет он ради того, чтобы выковать какой-нибудь шедевр?
Глаза парня горели. Он уже не сидел, он быстрыми шагами ходил туда-сюда, взмахивая руками от переполнявших его эмоций.

Ударами молота сталь изгибая,
Терзая каленый металл,
Кузнец из далекого дикого края,
Так душу свою ковал.

Гаспар почувствовал, как на него пахнуло жаром кузницы вперемешку с копотью и запахом пота.
- В чем смысл моей жизни? В том, чтобы сохранить для народа подвиги и шедевры в рифмах и музыке. Герой ли это, поразивший в одиночку сотню врагов, или девочка, не побоявшаяся отогнать собаку от маленького котенка. Яркая и безумно красивая ли это картина известного художника или весенний рассвет на опушке леса, играющий в капельках росы.
Бард достал из сумки флейту и стал играть. Спокойная и очень мягкая мелодия, как будто убаюкивая, летала вокруг. В ней слышался шепот ветра, легкий скрип дверей, уханье совы, чьи-то тихие шаги. Но вот наступил рассвет, и закапала с листьев роса, проснулись птицы под окном, солнечный луч заиграл на подоконнике. Гаспар тряхнул головой. Видения казались настолько реальными, что хотелось их потрогать. А между тем музыка снова переменилась, стала отрывистой и тревожной. Плачущий ребенок, убегающий от коршуна заяц, лязганье доспехов, звон и свист стрел. Гаспар невольно потянулся за арбалетом. Но вдруг все смолкло. Он снова был в таверне, а перед ним за столом сидел юноша и опять что-то писал.
- Я ответил на ваш вопрос?
- Да…вполне. Спасибо. – святой брат поднялся.
- Не за что, любопытный слуга Пелора. Возможно, я даже сделаю вас одним из героев своей новой баллады. Что-то мне подсказывает, что наша встреча не была случайной. Хм..забавно…наверное вроде такого:

В поисках истины, в поисках знаний
Среди бессчетных походов, скитаний,
Утром весенним и зимней порой
Шел он ведомый незримой звездой.



Башня захватывала дух. Сделанная из плотно пригнанного кирпича лазурного цвета она поднималась ввысь на столько, насколько хватало глаз, а в обхвате насчитывала более пятидесяти шагов. Ее шпиль терялся где-то в облаках, и в лучах заходящего солнца она переливалась всеми цветами радуги. Где-то там, возле туч в сиянии было несколько черных провалов – окна, едва различимые взглядом.
Гаспар огляделся. У подножия не было и намека на дверь – такая же сплошная стена лазурита. Но все же в башню как-то входили и выходили. Об этом говорила хорошо утоптанная тропинка, поднимавшаяся на холм, делавшая круг и снова убегавшая к горизонту вслед за быстроногим Фарлангхом. В одном месте у самой башни лежал валун. Сейчас на нем сидел довольно крупный ворон, который, казалось, внимательно изучает незваного гостя. Священник нерешительно потоптался и обошел башню с тем же результатом. Входа определенно не было. Ворон переступил с лапы на лапу, прошелся туда-сюда по камню и снова уставился на Гаспара. «Издевается чтоли…» - подумал юноша. Ворон каркнул и два раза ударил клювом по камню. Потом снова каркнул и принялся медленно набирать высоту. Гаспар внимательно посмотрел на птицу, потом на камень; подошел, наклонился и аккуратно стукнул два раза кулаком. Ворон еще раз, но теперь уже торжествующе, прокричал свое «каррррр!» и взмыл в небо. Когда юноша обернулся к башне, оказалось, что часть стены попросту исчезла. Не без опаски он шагнул внутрь.
И снова остановился пораженный. Как оказалось, камень прекрасно пропускал свет и, вместо затхлого сырого помещения с коптящими факелами, Гаспар попал в мир разноцветных красок, которые обрушивались на него водопадом со стен, взбегали на них волнами прибоя с пеной из солнечных зайчиков и растворялись где-то в вышине без остатка. Немного придя в себя, юноша заметил тонкую винтовую лестницу и, вспомнив насколько высока была башня, приуныл. Но едва он ступил на первую ступеньку, водоворот красок подхватил его и закружил в бешеном танце. А в следующее мгновение он уже стоял на пороге какого-то обширного помещения, нелепо тряся головой и пытаясь унять шум в ушах.
- А вот и вы, мой юный друг! – из-за стола в дальнем конце комнаты вынырнул небольшого роста довольно юркий человечек и устремился к Гаспару, ловко лавируя среди тонн манускриптов, книг, скрижалей, полок со всевозможными полезными и не очень приспособлениями, кусками неизвестных минералов, черепами давно умерших, а, возможно, даже и не существовавших животных. И вдоль всей стены стояли высоченные стеллажи до отказа забитые книгами, книгами, книгами…Маленькими и аккуратными книжечками, огромными фолиантами из кожи каких-то ящеров, были даже какие-то едва ли не живые книги. На одной из таких слегка покачивался огромный лиловый цветок.
- Прощу прощения за такой способ доставки, но знаете – совершенно нет времени. Вот просто ну ни капли. – Человечек, наконец, добрался до него, и теперь Гаспар смог получше его разглядеть. Это определенно был гном. В забавной фиолетовой шапочке в форме прикрытого века, так что ресницы образовывали своего рода козырек. В сделанных из такой же ткани плаще и туфлях, на которых болтались бубенчики, но юноша готов был поклясться, что не слышал их звука с тех пор как оказался в этой комнате. Гном вдруг хлопнул себя по лбу.
- Что же мы стоим, проходите, конечно, проходите. Извините, что не предлагаю вам присесть. Тут просто безумный бардак, никак руки не доходят, да и Руди совсем обленился!
- Руди?
Из угла донеслось недовольное карканье.
- Да-да, ты! Мало того что не помогаешь с уборкой, так еще и эксперименты портишь своими перьями! – и гном смешно затопал ножками.
- Так о чем это я? Ах да! Проходите. Я тут сейчас как раз заканчиваю один эксперимент по трансформации одного типа материи в другой через использование альтернативного пространства. Суть заключается в том, что мы берем ингридиенты, смешивая в особой пропорции, рассчитанной лично мной, - в этом месте его лицо прямо засветилось от гордости, - потом трансформируем их с помощью элемента так называемой «высшей материи» и…
- Эээ… - только и мог сказать ошарашенный Гаспар.
- Не понятно? – с явной горечью произнес гном и тяжко вздохнул. – Мало кто понимает. Это ведь все-таки магия. А жаль…
Он присел на невесть откуда появившийся стул и погрузился в раздумья.
- Вот как вы думаете, в чем сила в нашем мире?
- В божественной воле и провидении?
- Ну…и в этом, конечно, тоже. А еще?
- В мире вокруг нас, в самих людях.
- Вот, уже теплее. А что нужно, чтобы пробудить эту силу? Заставить ее работать?
- Знания?
- И-мен-но! Вы только подумайте, сколько всего нужно знать, чтобы даже просто жить в нашем мире? Знать, как выращивать хлеб, почему идет дождь, как сделать прочную сталь и много всего другого. Даже те же обычаи других народов. Согласитесь, глупо будет умереть по незнанию, пожав руку какому-нибудь суровому воину орков, - ведь у них это означает вызов на смертельный поединок. Не знали? То-то же. И все знания, о которых мы сейчас говорим – это вполне доступные и понятные для большинства населения вещи. А теперь представьте себе – рецепт дварфийского разрыв-зелья, способного разрушить любую скалу, который передается из поколения в поколение; эльфийские стрелы, которые точно дикие пчелы жалят в самые больные точки; непостижимые зелья вашего Пелора, способные буквально вытащить жертву с того света; да что там далеко ходить, эта башня, разве она не поражает воображение, и знаете ли вы кого-либо, способного повторить нечто подобное?!
Гаспар молчал, пораженный.
- И я не знаю…- гном снова погрустнел. – Знания - они как песок на пляже. Зачерпнешь пригоршню, и вот он твой, но постепенно, иногда медленно, иногда быстро он просыпается сквозь пальцы обратно на берег, если не спрятать его в более надежный сосуд. А пойди, потом найди снова те упавшие песчинки.
И все меньше и меньше становится бродяг на том пляже. Сосуды трескаются, время не щадит никого. И некому уже нести эти драгоценные крупицы дальше.
- А куда же деваются все желающие? – юноша удивленно покачал головой. – По-моему каждый мальчишка в детстве мечтает совершить подвиг, открыть далекие страны. Стать магом, наконец.
- Ах, детство, детство. Наивные мечты. Хорошо, если одно из сотен таких мечтаний сбывается. Кому-то это просто не дано, кто-то прожигает жизнь и вполне доволен своим существованием как есть. Слишком мало осталось фанатиков в хорошем смысле этого слова. Фанатиков знания. Фанатиков исследования.
А теперь еще кое-что. Представьте, что сейчас в этой комнате находится абсолютное знание, и в ваших силах дать его разом всему народу. Вы представляете себе, что тогда будет?
Гаспар побледнел.
- Но можно ведь и не давать всем, можно дать выборочно!
- А как, скажите мне, с точной уверенность определить, что именно этот субъект воспользуется им по назначению и так как задумано, а? И, даже если так, что его потом не убьют, не отнимут и не выпытают из него это знание и не воспользуются им уже в своих совсем не таких высоких целях?
Не знаете? Я тоже. Потому я пока всего лишь хранитель этого знания и терпеливо жду, когда, наконец, он придет, мой час.
Гном поднялся со стула и тряхнул головой так, что задрожали ресницы.
- Так о чем это я? Старость – не радость. Клирики Корда полуорочьих племен зовут эту болезнь «пустая голова» и лечат ее парочкой дюжих ударов по темечку. Но, знаете, я как-то не спешу следовать их методике. Они, так скажем, не учли особенности организма некоторых других рас.
Вспомнил! Собственно в изучении магии и всяческих технических прибамбасов я продвинулся довольно далеко. Но мне не дает покоя ваша особая магия, как клириков. У механизмов и магии на самом деле гораздо больше общего, чем кажется. Если отбросить мелкие частности и сущности, то в чем собственно заключается создание устройства или заклинания? Собрать ингредиенты, смешать в нужном количестве по особой системе и в нужном месте и готово. Ну, не сразу готово, конечно. Но методом проб и ошибок создается действительно рабочий вариант с заданными свойствами.
Но ваша магия…она никак не подходит под такой трафарет. Вот как вы лечите?
- Небесные владыки даруют мне свою силу.
- Но как? Как они это делают?! Эх…ну впрочем, у нас еще вся ночь впереди…
Дядюшка_Лис
Я уже говорил, повторюсь и здесь - рассказы весьма на уровне. Дай бог каждому так писать квенты.
Angeldv, если продолжишь - выброшу из партии и не буду тебя водить.
Припашу модули писать.
Angeldv
Так не честно:)Просто некоторые не совсем понимают, что на самом деле значит тот или иной класс. Я в этих рассказах стараюсь их раскрыть. И, несмотря на угрозы, to be continued... ae.gif
Дядюшка_Лис
То не угроза была, но комплемент. Молодец. Поддерживаю. Со своей стороны попробую поискать своего вора и выложить. Еще где-то есть монах... но там больше образец квенты, чем описание класса.
Angeldv
День определенно не задался. Хмурые тучи заволокли все небо до самого горизонта. Редкий гаденький дождик зарядил где-то с полудня, и одежда уже успела промокнуть, а дороге еще не было видно ни конца, ни края. Она превратилась в какую-то вязкую жижу, и ноги приходилось поднимать с заметным усилием. Шум ветра, крики птиц, - все, казалось, поглотил этот легкий шелест капель по потрепанному капюшону и навязчивые звуки «хлюп, хлюп, хлюп» шагов по размокшему тракту. С другой стороны, оно и хорошо, что нет ветра. Так недолго при попустительстве владык небесных и простуду схлопотать или другую какую хворь пострашнее. От ветра странника защищала вздымающиеся по правую руку скалы, - один из небольших горных кряжей, уходящих потом в знаменитые Северные Копи. Дварфы с гномами основательно там окопались, предварительно выкурив оттуда, ясное дело не без помощи Морадина, остатки драконьего племени Араха. Многие песни бардов сложены про те времена, а еще больше – давно забыто. Но карлики помнят своих героев, и частенько за кружечкой доброго эля у жарко растопленного камина поют славу временам минувшим и нынешним. Путник зябко поежился. Определенно, камин и эль пришлись бы сейчас как нельзя кстати.
И тут Фарлангх похоже услышал его молитвы. Вдалеке внезапно замаячил какой-то огонек. По мере приближения он рос и вскоре обрел очертания довольно большого костра на входе в небольшую пещеру. От дождя его укрывал скальный выступ, а в пещере могли спокойно разместиться человек пять. Место у огня не пустовало. Протянув к огню ноги и прислонившись к скале, сидел человек. Он был плотно укутан в дорожный плащ, но, иногда, сквозь прорези в свете огня поблескивала кольчуга. При виде гостя человек вздрогнул и легко вскочил на ноги. В руках его оказался меч, а опирался он на самом деле не на скалу, а на большой деревянный щит.
- Мир тебе и удачи в бою – Гаспар откинул капюшон и поклонился.
- И тебе не болеть, святой брат. – Воин опустил меч, но все еще продолжал внимательно разглядывать священника.
- Позволь погреться у твоего костра?
- Чего же, садись. Продрог, поди?
- Да уж, - пробормотал Гаспар, снимая накидку. – Как будто все боги разом скорбят о чем-то утраченном.
- Может быть, может оно и так. – хозяин очага снова уселся на свое место. Щит теперь лежал по левую руку от него, а меч – по правую.
- Куда путь держите, святой отец?
- На границу, добрый человек. Прямиком на север.
Воин крякнул и с удивлением покосился на Гаспара.
- На север-то? Зачем? Ничего там хорошего нет, брат. С тех пор, как нечисть поотогнали, живут вроде люди, да все одно. Там где лихо прошло, никогда спокойно не будет.
- Верно. Но тем, у кого там дом, помощь всегда пригодится. Тем более, что мертвяки ходячие на погостах случаются.
- Да… - лицо воина посуровело. – Большую смелость надо иметь, чтобы с такими драться. Я в своей жизни много врагов повидал святой отец, но эти, да еще фанатики всякие – самое страшное и есть. Вы ведь в храмах и воинскому искусству тоже обучаетесь. Скажи, что, по-вашему, в бою самое страшное?
- Страшно, когда силы бога отвернутся, когда враг небывалый и не видно его слабых сторон.
- Э, брат, - махнул рукой человек.- Скажу тебе по своему опыту – ерунда все это. Если есть сила в руке, то и свыше помощь просить не надо. Если враг силен – отступить можно, да обмозговать. Ведь у всех цели есть, не просто так битва случается. А коли поймешь, так и слабину у врага найдешь. Не в этом самый страх, святой отец. Страшно, когда в глаза врагу смотришь, а там – пустота. И нет у него ни цели, ни задачи никакой другой, кроме как сожрать тебя со всеми потрохами. Или того хуже – в жертву какому чудищу принести. И прут они на тебя, не смотря ни на что, и силища жуткая.
- Как же биться с такими-то?
- А просто. Стоять надо насмерть надо, брат. Лезут – руби, но только не беги. Доспехи сдюжат, и верный меч подсобит, коли сам не струсишь. А если дал человек слабину, так никакие латы не помогут. Догонят и в клочья порвут.
Воин провел рукой по клинку, поправил дрова, и снова уставился на костер.
- Оно, конечно, иногда и так и так сожрут. Ну так значит судьба такая.
- А вы похоже с севера как раз путь держите.
- Оттуда, вестимо. Добрый десяток лет на заставе у Серой Пустоши. Ох, и неспокойное место. Ну да не моя теперь это забота. Соскучился по дому, брат, мочи нет. Матушку, сестру повидать. Все, поди, взрослые да за хлыщей проезжих замуж повыскакивали. Деток малых, племяшей хоть понянчу.
- А свои как же?
- Эх…- вздохнул воин и откинулся назад. – Откуда ж им взяться-то, коли полжизни в бою да делах ратных? Тоска все нутро проела, да когда-никогда вспомнишь, сколько таких вот молодок да с дочурками веснушчатыми от смерти лютой спас, так и легче становится. Не жалею я, брат, что своего счастья да двора не нажил. Зато другие за спиной нашей бегают босиком по траве и малявок за косички таскают.
Angeldv
- А ты славный малый! – собеседник хлопнул Гаспара по плечу и улыбнулся. – И как тебя угораздило загреметь в каталажку?
- По ошибке.
- Так ты тоже невинен? Я так и знал! У этих стражников просто руки загребущи. Дай повод – и пошли хватать всех подряд без разбору. Полнейший произвол! А сказали хоть почему?
- Нет, но в толпе шептались, что облава была на какого-то вора, обокравшего на днях купца Марида.
- Ого! Самого известного скупердяя окрестных земель по кличке «Золотая рука»? Вот это даааа…тогда понятно, почему они так усердствуют. Даже немного жаль этого ловкого малого. Судя по всему, ему не уйти.
- Жаль? Почему?
- Дом Марида – это целая крепость. Надо быть настоящим безумцем, чтобы полезть туда в одиночку, и невероятным счастливчиком чтобы уйти оттуда с добычей.
- Вы говорите как специалист в этом деле.
- О, мой юный друг, когда-то я занимался строительством и архитектурой. Уж я то смыслю где дворец, а где замок. Профессионалу достаточно одного взгляда, чтобы определить что к чему. Да и вообще не понимаю, зачем одному человеку такие хоромы? У него ведь ни жены, ни детей. А в доме, только задумайтесь, восемнадцать спален! Воистину сумасшедший человек. Богатство свело его с ума, и такое лечение, как случилось с ним недавно, возможно, пойдет Мариду на пользу.
- О чем вы говорите? Воровство это преступление, и оно должно быть наказано!
- А разве тот ловкач себя уже итак не наказал? Облавы по всему городу, безумная награда, да еще и часть этого проклятого сокровища. Нет, он определенно получил сполна.
- Вы так считаете?
- Несомненно, мой друг, несомненно! Где-то в глубине души, очень глубоко, я даже приветствую то, что он сделал. Ведь богатство чем-то сродни змеиному яду. Из одной капли можно сделать сотню целебных зелий, которые помогут куче народа. А если выпить каплю целиком? Правильно, отправишься прямиком к своим небесным покровителям с отчетом.
- Но почему бы просто не попробовать поговорить с Маридом, воззвать к его душе, попытаться пробудить в нем сострадание к ближнему и предложить разделить с народом его богатства?
- Ты действительно веришь в подобное? Не будь на тебе рясы, ей богу, подумал бы, что какой-то проезжий шутник в гости пожаловал. Ты когда-нибудь имел дело с умалишенными? Богатство, любовь, власть – это всё виды сумасшествия, которым подвержены каждый второй, а может даже и каждый первый. А ты пробовал когда-нибудь позариться на предмет чьего-либо сумасшествия? В лучше случае у тебя ничего не получится. В худшем – придется уносить ноги от разъяренного и ослепшего от злости больного. Лучше прийти, когда он спит, разве нет? Конечно, такой способ лечения не всегда оправдывает себя и приносит плоды. В такой случае, на мой взгляд, нужно пробовать снова и снова, пока больной, наконец, не прочувствует заботу, коею о нем выказывают врачи.
- В любом случае, возвращаясь к нашей с вами ситуации, согласитесь, разве справедливо, что два абсолютно невинных человека томятся в сырой и неудобной камере?
Замок на решетке жалобно скрипнул и упал в подстилку из сена. Собеседник Гаспара достал из рукава какую-то маленькую фляжку и аккуратно капнул чем-то на места крепления двери. Подождав немного, он легонько ее толкнул, и та отворилась без единого звука.
- Вот так. Справедливость восстановлена. Нет, вы, конечно, можете оставаться внутри, но мне свежий воздух больше по нутру. До новых встреч, друг мой. И не болейте, а то кончите, как этот бедняга Марид.
Дядюшка_Лис
Классно, но жажду внесения изменений. То, о чем писал в аську. Нужно движение и окружающая обстановка.
Естесственно ИМХО... i-m_so_happy.gif
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Invision Power Board